Новости
Новости Фото Видео

Strana.ru: Архыз. Перезагрузка

12 марта 2019

Что и как на молодом кавказском курорте.

― Вы не знаете, вот этот трасса куда выходить? ― с чистым произношением, но грамматической хромотой спрашивает меня попутчик на гондольном подъемнике горнолыжного курорта «Архыз». ― Я кататься уже вот здесь, справа, но слева нет.

Его зовут Кшиштоф, и он поляк. Иностранец в такой кавказской глуши ― редкость, даже представители «Архыза» признаются, что не делают на них ставку: своих бы привлечь. Однако он здесь, и он в восторге.

― Я приехать по другим делам, решил заехать. Ну тут красота! Горы, лифты эти современные, снег, трассы какие! Я первый раз поднимаюсь и думаю: «Ну я в раю!» ― смеется он.

Неплохая рекомендация молодому горнолыжному курорту.

Модель эталонного курорта

Он действительно молодой ― от первого совещания по строительству до нынешнего момента прошло всего восемь лет. Как и курорты Красной Поляны, «Архыз» основан на совершенно пустом месте: до него здесь ничего не было.

― Это наша осознанная задумка: построить что-то с нуля гораздо легче, чем приходить туда, где уже что-то построено, ― объясняет Хасан Тимижев, генеральный директор АО «Курорты Северного Кавказа». ― Государство сюда подводит все коммуникации, мы строим горнолыжную инфраструктуру, а на нее уже приходят инвесторы. Мы создали условия, чтобы им было это интересно. Разработали модель эталонного курорта, и к ней стремимся. Что это такое? Минимум 30 километров трасс, от четырех современных кресельных и гондольных подъемников (никаких бугелей), порядка 2000 мест размещения. Если соблюдены эти три критерия, то подтянутся инвесторы ― коммерческие структуры, которые организуют уже рестораны и развлечения.

Сегодня, в начале весны 2019 года, четыре подъемника на курорте уже имеются. Остальное еще предстоит «подтянуть». Впрочем, инвесторы, или, как их здесь называют, «резиденты» уже приходят: гостиницы и рестораны строят карачаево-черкесы, ставропольцы, уральцы, москвичи. Недавно был продан миллионный ски-пасс ― первый в кассе пробили в декабре 2013 года. Это не очень много для большого горнолыжного курорта: для сравнения, в сибирском Шерегеше миллион человек бывает только за один зимний сезон. Но «Архыз» пока что не стремится сделать себе рекламу на всю Россию. Здесь понимают: этот миллион в сезон пока негде размещать.

Камерностью «Архыз» и привлекает. Здесь чуть больше семи трасс, спускающихся с двух гор напротив друг друга. Ни один хребет еще не освоен полностью ― ни Абишира-Ахуба (высота 3170 метров, подъемники подняты на 2240 метров), ни Аркасара (2963 метра, подъемники ведут на отметку 2336 метров). А планов ― громадье, в том числе по обустройству «зеленой» зоны для новичков на высоте 2500. Настоящая редкость, обычно новички вынуждены проводить свои дни у подножья, лавируя среди опытных катальщиков, которые используют их учебные трассы как выкаты со своих, более сложных.

Готовые склоны хороши: ухоженные и почти пустые, особенно в будние дни. Все они компактно сходятся у центральной площади с катком и возможностью купить пол-литра глинтвейна за 400 рублей. В местной сувенирной лавке, помимо масок и балаклав, можно купить оригинальные уральские экстремальные украшения: браслеты и подвески с лыжами, масками, рельефами знаменитых гор. В прокате рядком висят доски и лыжи «Head», а его работник поинтересовался моими любимыми углами креплений. Вспомнился покосившийся сарайчик проката на склонах Домбая, где у меня попросили помощи в определении носа и хвоста доски.

Все дома построены в едином «горнолыжно-архитектурном» альпийском стиле, таком типичном для всех курортов мира. А в кассах вместе со ски-пассами продают спортивную страховку, которой при необходимости можно воспользоваться прямо на курорте, в местном травмпункте, где могут и рентген сделать, и гипс наложить. В общем, придраться вроде не к чему.

Кавказский колорит

― Вы же кататься уже не будете сегодня? Нет? Ну отлично, мне отдаете ски-пасс, я вам денюжку, по рукам? Ой, девушка, а вы ски-пасс не продаете?

От подъемника до главного здания курорта можно дойти за две минуты неспешным шагом. За это время к тебе подойдут три или четыре раза мужчины в черном неопределенного возраста и поинтересуются, нужен ли тебе еще твой билет на гору или его можно «загнать» по спекулятивной цене.

— К сожалению, это настоящая проблема, — комментируют представители пресс-службы «Курортов Северного Кавказа». — Мы стоим у касс в наших фирменных куртках — и к нам все равно подходят! Как это вообще? Конечно, ими должна заниматься полиция, но у них не всегда получается. Скоро правила будут более жесткими. Уже сейчас ски-пассы от трех дней обязательно даются с фотографией владельца.

Мир Кавказа, простой и суровый, обступает «Архыз» со всех сторон. Стоит выглянуть за пределы курорта, и там все такое знакомое: покосившиеся дома, облезлые сараи, вывеска «илыжи, сноутборды» на домике проката. Курорт достаточно удален от аэропортов: ближайший, ставропольские «Минеральные воды», находится в 3,5 часа езды на машине. И на протяжении каждой минуты этой поездки взору открывается очень красивый ― и очень бедный Кавказ. Неудивительно, что почуяв туристов, жители соседних деревень спешат лепить «коттеджи» и «шале» ― скорей, скорей, из чего угодно. Впечатление удручающее, но исправить это, видимо, невозможно.

― Очень сложно что-то менять там, где уже что-то построено, ― говорит Анзор Эркенов, министр туризма, курортов и молодежной политики Карачаево-Черкесской Республики. ― Мы столкнулись с этим с Эльбрусом. Даже горнолыжный курорт невозможно привести в порядок с наскоку. Там уже есть бизнес, есть собственники, все это нужно привести в соответствии с законодательством. Поэтому «Архыз» нам удобен тем, что мы никому не мешаем ― и никто не мешает нам. Но местные жители, конечно, понимают и приспосабливаются: три года назад в поселке «Архыз» было всего 500 мест размещения, сегодня уже 2500.

Увы, на внешний вид этих 2500 мест власти никак не могут повлиять.

Поселок Архыз ― это переплетение пяти улиц в 10 минутах езды на машине от курорта. Сегодня здесь предлагают все, что нужно для катания непритязательному туристу: крышу над головой, кровать, прокат, даже трансфер до подъемников. Гулять, правда, негде ― и незачем. Но настоящим горнолыжникам все равно не до этого.

Бонус ― цены. Если на территории курорта ночь в отеле рядом с подъемником обойдется в 6000 рублей, то в поселке можно найти четырехместный номер за 1000 в сутки. «Возврат во времена советских турбаз», ― пишут в отзывах. Хвалебных.

― Я слышал, что еще на Домбае красота, ― мечтает Кшиштоф в подъемнике. ― Хотя не могу представить, чтобы еще лучше было. Сервис мне не важно. Мне много не надо, мы жили при всяком.

Как и мы, впрочем. Только порой хочется «всякое» оставить позади. Если безвылазно сидеть на курорте, с этим проблем не будет. Но больше двух дней там тоже нелегко: обойти его можно минут за 15, душа просит чего-то еще. Приходится покидать островок будущего и возвращаться в реальность.

Местные забавы

― Не бойтесь, девушки! Отпустите коней, не рвите им губы! Они сами пойдут!

Расул, эффектный белобородый джигит, управляет группой испуганных новичков. Те осваивают не лыжи ― лошадей. Карачаевская порода ― гордость местного коневодства. А коневодство для Кавказа ― все. Так что в отличие от многих других конных прокатов на просторах родины, здесь лошади подтянутые и лоснятся. Карачаево-Черкесская Республика. Село Красный Курган. Корреспондент Strana.ru Соня Ляшкевич и конь Терек. Фото: Мария Щербакова / Strana.ru

Моего мерина зовут Терек ― как горную реку. Приходится отдаться его течению, точнее ходу, когда цепочка коней впереди начинает исчезать в обрыве. Просто ― исчезать. Так мне кажется, когда мы еще стоим далеко. В роковой момент я закрываю глаза и говорю: «Терек, не подкачай». А он даже ухом не ведет ― привычный. По этой горной тропе Скалистого хребта он ходит каждый день.

Горы здесь, в Зеленчукском районе, удивительные, очень непохожие на те, которые осваиваются в горнолыжных целях. Высокие скалы из бурого известняка напоминают знаменитый Большой Каньон в США. Над головой парят гигантские орлы, земля гудит от топота несущихся рядом кобылиц ― и твой удобный курорт, спа-центр, коньки и лыжи остаются где-то в другой жизни.

В самом Архызе, конечно, тоже катают на лошадях, только спроси. Есть там и на что взглянуть. Например, Специальная астрофизическая обсерватория РАН с самым большим телескопом в Евразии на горе Пастухова. Построенная в 1976 году, она была чудом своего времени: единое зеркало телескопа составляет 6 метров в диаметре.

― Тогда наблюдения проводились так: часть команды сидела здесь, за стеклом у пульта, а мы ― воон там, наверху, у самого телескопа, ― вспоминает научный сотрудник Лариса Бычкова. ― Ночью, конечно. Большой купол открывался, и нам доставалась вся романтика.

Сегодня все буднично: ученым даже в обсерватории находиться не нужно, вся информация с телескопа приходит на их компьютеры в селе Нижний Архыз. А под куполом проходят экскурсии. Да, в телескоп никто не смотрит ― ни туристы, ни ученые.

Но и без этого взобраться на высоту 2070 метров, где постоянно дует пронизывающий ветер, и увидеть приборы, с помощью которых изучается наша вселенная, весьма захватывающе.

Внизу ― поворот к знаменитым христианским храмам IX-X веков, когда-то принадлежавшим к Аланской епархии. Всего их три. Давным-давно здесь стоял целый город ― с домами, храмами, своей обсерваторией. Но в XIX веке сюда пришли монахи и построили монастырь. Им было очень удобно, что под боком находится столько стройматериала. Карачаево-Черкесская Республика. Нижний Архыз. Верхний (Северный) храм. Фото: Мария Щербакова / Strana.ru

Сегодня и от монастыря мало что осталось ― стены корпусов да выбитые окна. А храмы сохранились: их отреставрировали. Один из них даже действует до сих пор.

Отсюда можно поехать взглянуть на сравнительно недавно открытую достопримечательность: наскальный лик Христа. Икона написана прямо на скале, но когда и кем ― неизвестно. Обнаружена была в 1999 году местными жителями. Сегодня наверх ведет лестница из пятиста с чем-то ступенек. Впрочем, многого лучше не ждать: лик защищен стеклом, и смотреть на него надо снизу издалека.

Внизу ― стихийный рынок, на котором шерстяными носками и чурхчелой торгуют местные учительницы английского языка. Просят не снимать: «А если ученики увидят? Стыдно...» Просто денег здесь больше. Турист идет.

От этих ярких впечатлений вернуться на курорт особенно приятно. Вечером сосны освещаются теплым розовым светом, а маленькая площадь покрыта снегом так, что по ней несложно проехать на лыжах. Можно заказать в кафе хычины с картошкой, и смотреть на метель. Здесь все в порядке.

Вернуться к списку